Придворная медицина в России в X – XVIII вв. Часть 2 - СТАТЬИ, ИССЛЕДОВАНИЯ, РЕФЕРАТЫ... - Каталог статей - КОЛОВРАТ
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Вход
Поиск
Loading
Новые статьи
[01 Фев 2012]
Ледовое побоище 
[01 Фев 2012]
Против кого сражался Дмитрий Донской? 
[01 Дек 2011]
Михайло Ломоносов 
[01 Дек 2011]
Пророчества князя Одоевского 
[01 Дек 2011]
Русские города начинались с храмов 
[05 Ноя 2011]
«Что нашим врагам нравится, то нам вредно» 
[04 Ноя 2011]
Ударили по одной щеке – подставь другую? 
[02 Ноя 2011]
Как жил русский рабочий до революции? 
[01 Ноя 2011]
«Ксенофобских взглядов придерживается половина населения России» 
[01 Ноя 2011]
31 октября 1961 года, в обстановке строжайшей секретности... 
[31 Окт 2011]
50 лет назад СССР испытал самую мощную водородную бомбу в истории 
[25 Окт 2011]
Борис Соколов: Насколько гражданской была гражданская война в России? 
[25 Окт 2011]
Основные русофобские мифы рождённые на Западе ещё в годы царской России 
[23 Окт 2011]
Иван Охлобыстин: О праве Кольта 
[23 Окт 2011]
Русские поговорки про жидов и попов и многое другое 
[21 Окт 2011]
Рогозин: Мы должны перестать быть толерастами. 
[19 Окт 2011]
Отдать должное русским 
[18 Окт 2011]
Как Кремль исчез на четыре года 
[17 Окт 2011]
Русский национализм 
[17 Окт 2011]
Цены и жалования в России в начале XX века 
[17 Окт 2011]
Неулыбчивые русские не начинают войн. Неулыбчивые русские войны заканчивают. 
[13 Окт 2011]
История русов согласно Ведам 
[11 Окт 2011]
О том как Сталин «замалчивал» подвиг защитников Брестской крепости. 
[08 Окт 2011]
Как наши предки клады искали? Старинные поверья 
[06 Окт 2011]
История балалайки 
Главная » Статьи » СТАТЬИ, ИССЛЕДОВАНИЯ, РЕФЕРАТЫ...

Придворная медицина в России в X – XVIII вв. Часть 2

Услуги придворных врачей оплачивались довольно высоко. Каждому из придворных докторов полагалось жалованье по 200 рублей и ежемесячные суммы на корма, выделялось по пяти лошадей из царской конюшни для верховой езды и для карет медика и его жены. Кроме того, им жаловались поместья с 30—40 крестьянами. Когда царь принимал лекарства, и они хорошо действовали, медиков дополнительно одаривали кусками камки и бархата, а также соболями. За лечение бояр и других царских приближенных плата давалась отдельно.


Руководство деятельностью придворных медиков было возложено на Семена Годунова, двоюродного брата и ближайшего советника царя. Именно Семен Никитич Годунов упоминается впервые в документах в качестве руководителя придворной медицинской службы. В Никоновской летописи под 1602 годом, в рассказе о лечении придворными докторами жениха царевны Ксении Годуновой голштинского принца Иоганна говорится: «А дохтуры те были у боярина Семена в приказе».

 

Одновременное приглашение к царскому двору сразу шести иноземных докторов, чьей основной и единственной задачей являлось «сбережение здоровья государя», определение строгой регламентации их деятельности и оплаты труда непосредственно из дворцовой казны и, наконец, назначение специального руководителя над придворными врачами позволяют говорить, что именно в 1600 г. было положено начало самостоятельной придворной медицинской службе в России. Благосклонный к образованным людям Борис Годунов, по свидетельствам современников, чрезвычайно любил своих иноземных медиков, ежедневно виделся с ними, разговаривал о делах государственных. По их просьбе он разрешил построить лютеранскую церковь в Немецкой слободе за Яузой. Такое отношение царя Бориса к иноземцам, как отмечает Н. М. Карамзин, «не оставалось бесплодным для его славы: муж ученый Фидлер, житель кенигсбергский (брат одного из Борисовых врачей), сочинил ему в 1602 г. на латинском языке похвальное слово, которое читала Европа». Но та же любовь царя к иноземным врачам обернулась для них большими неприятностями после смерти Бориса Годунова. По Москве был пущен слух, что иноземные медики были советниками царя и получили от него несметные богатства. Толпы народа бросились в дома немецких докторов и полностью их разграбили.

Смерть Бориса Годунова, начавшееся «смутное время» и польская интервенция прервали развитие созданной при нем придворной медицинской службы. Правда, льготы и привилегии, установленные иноземным врачам, сохранялись и во время краткого правления Лжедмитрия I, который довольно часто посещал аптеку в Кремле и беседовал с врачами. И вновь милостивое отношение закончилось для некоторых из них весьма плачевно. После убийства Лжедмитрия доктора, с которыми он особенно часто общался, новым царем Василием Шуйским были высланы из Москвы. Только Давида Фасмара, который жил уединенно и с поляками особых дел не имел, Василий Шуйский оставил своим врачом.

При царе Михаиле Федоровиче восстанавливается деятельность придворной медицинской службы. В этот период расширяется и сфера ее деятельности. Помимо царя и его семьи придворные медики начинают обслуживать и ближних бояр, а позже их услуги становятся доступны и более широкому кругу лиц, составлявших царский двор.

 

Появляется необходимость и в организации военной медицины. В связи с этим придворная медицинская служба выделяется в самостоятельный Аптекарский приказ. Аптекарский приказ был государственным учреждением и действовал, как и другие приказы, от имени царя. Средства на его содержание выделялись из государственной казны. Кроме того, он получал доходы от приписанных к нему деревень. Аптекарский приказ занимал значительное место в системе органов государственного управления. Возглавляли его представители крупнейших боярских родов: Иван Борисович и Яков Куденетович Черкасские, Федор Иванович Шереметев. Борис Иванович Морозов. Илья Данилович и Иван Михайлович Милославские, Артамон Сергеевич Матвеев, Никита Иванович и Яков Никитич Одоевские. Все они, за исключением отца и сына Одоевских, были в ближнем родстве с царской семьей и на том или ином этапе истории были фактическими руководителями внешней и внутренней политики государства. Важное место Аптекарского приказа в государственной системе объясняется тем. что его назначением была забота о здоровье царя, его семьи, его ближайшего окружения, организация медицинской службы в царском войске, то есть медицинское обеспечение всех властных структур государства. Как орган управления Аптекарский приказ ведал всеми специалистами-медиками. В его штате были доктора, лекари, аптекари, алхимисты, костоправы и другие.

 

Главное положение занимали доктора. Большинство из них были наиболее известные и опытные врачи, обучавшиеся в лучших университетах Европы и имевшие степени докторов медицины. Вторыми по значению среди врачебного персонала были лекари. Если доктора занимались лечением внутренних болезней, то лекари лечили болезни наружные и занимались в основном хирургией. На Аптекарский приказ была возложена проверка документов врачей об образовании и службе, проведение экзаменов врачам и аптекарям, желавшим получить врачебную или аптекарскую практику в России. Врачей, не прошедших экзамен, предписывалось «гнать» из России, но «без жадного озлобления». В XVI—XVII веках прибывавшие в Россию доктора должны были представлять рекомендательные письма, в которых давалась оценка их врачебного мастерства. Так, англичане Роберт Якоби и Марк Ридли представили рекомендательные письма от королевы Елизаветы, Артемий Дий - от королей Якова и Карла I, голландец Болдуин Хаммей - от руководства Лейденского университета. Представление рекомендательных писем и проведение профессиональных экзаменов были призваны закрыть дорогу в Россию неучам и шарлатанам.

Важной функцией приказа было проведение освидетельствования больных, своего рода врачебная экспертиза. Врачебное освидетельствование проходили все лица, находившиеся при царе или служившие во дворце, - родственники царя, бояре и воеводы и даже рядовые стрельцы и служители. По результатам осмотров составлялись протоколы - «дохтурские сказки». Главной задачей осмотров было определение, чем болен человек, годен ли к службе, нет ли у него «моровой» (т. е. эпидемической) болезни.

 

В ведении Аптекарского приказа была и организация медицинской службы в царском войске. Приказ занимался подбором и направлением лекарей в стрелецкие полки, а также комплектованием полевых аптек. Роль военных врачей (полковых лекарей) возрастает с появлением в российском войске при царе Михаиле Федоровиче «полков иноземного строя». Поэтому иноземные врачи стали приглашаться не только для службы при дворе, но и для службы в войсках. Для выполнения возложенных на Аптекарский приказ задач иностранных врачей, особенно для стрелецких полков, уже не хватало. Появляется потребность в подготовке собственных кадров. Первоначально их готовили путем прикрепления учеников к практикующим врачам и аптекарям, служившим в России. Но уже в 1654 г. при Аптекарском приказе открывается первая лекарская школа, которая за время своего существования подготовила более 100 лекарей. Одновременно была открыта школа по подготовке специалистов костоправного дела. По окончании школ ученики направлялись для прохождения службы в стрелецкие полки.

В административном подчинении Аптекарского приказа находилась и придворная аптека, которая, по словам очевидцев, «содержалась весьма великолепно». С 30-х годов XVII века лекарства из аптеки по указанию царя начинают постепенно отпускаться «для всякого чина людям». Но в 1672 г. для отпуска лекарств «всякою чина людям» открывается вторая аптека, из которой снабжали и воинские части. Аптека в Кремле вновь остается только придворной. В функции приказа входило не только управление и подбор кадров, но и снабжение аптек лекарствами. Аптекарский приказ подбирал заготовителей лекарств, инструктировал их. где, когда и как собирать лечебные травы и каким способом доставлять их в Москву. Поступали лечебные травы ц в порядке государственной «ягодной повинности». При этом приказ определял, в каких регионах какие травы необходимо собирать. Источниками получения лечебных трав были аптекарские сады и огороды. В XVII веке аптекарские огороды в Москве были организованы за Мясницкими воротами, в Немецкой слободе за Яузой и других местах. Много лекарственных средств завозилось из-за границы, причем не только из Англии, но и из других стран Европы и из Персии. В 1663 г. Ф. Я. Милославскому было поручено купить 20 пудов хинной коры из «Кизилбашской земли» (Персии). Кроме того. Аптекарский приказ давал поручения закупать большие партии лекарств иноземным специалистам и купцам. В том же 1663 г. английский купец Гембдон прислал покупных лекарственных запасов «во шести сундуках да дву бочонках да в тючке».

 

Еще одной функцией Аптекарского приказа было хранение различных научных сочинений. Но прежде всего в приказе были собраны медицинские книги, как переводные, так и многочисленные рукописные лечебники, травники, написанные еще до книгопечатания и излагавшие опыт народной медицины.

Но такой широкий круг деятельности Аптекарского приказа, превращавший его фактически в государственный орган руководства медициной, не изменял его основною назначения придворного ведомства. Поэтому подбор иноземных врачей для службы в нем производился особенно тщательно. Вот каким условиям должен был отвечать доктор, приглашавшийся на придворную службу: «...подлинно, прямо ли дохтур, и дохтурскому делу научен, и где дохтурскому делу учился, и в академии он был ли, и свидетельствованные грамоты у него есть ли». Лицам, занимавшимся приглашением докторов, рекомендовалось: «А будет про того дохтура подлинно не ведомо, что он прямой дохтур. и в академии не был и свидетельствованных грамот у него нет, того бы дохтура не призывал, а призывал иного дохтура доброво и ученого и навычново». В связи с этим в большинстве случаев придворные врачи были профессионалами высокой квалификации, имевшими у себя на родине хорошую репутацию.

 

Одним из первых иностранных врачей при дворе цари Михаила Федоровича был голландец Валентин Бильс, приехавший в Москву в 1615 г.. Бильс был придворным врачом в течение 18 лет, до своей смерти в 1633 г.. Он пользовался особым доверием царя, который распорядился построить для Бильса дом непосредственно в Кремле у Троицких ворот, в ста шагах от дворца.

В 1621 г., через 23 года после доктора Марка Ридли, при царском дворе вновь появляется английский врач. Им был доктор Артур (Артемий) Дий. направленный в Россию по просьбе царя английским королем Яковом I. В общей сложности 12 лет доктор Дий был личным врачом царя Михаила Федоровича и его отца, патриарха Филарета. Много работал он и в Аптекарском приказе: экзаменовал вновь прибывших врачей и аптекарей, проверял их знания и профессиональную компетенцию; энергично занимался пополнением царской аптеки лекарствами. Во время поездок в отпуск в Англию Дий выполнял различные, в том числе и торговые, поручения царя. Лишь в 1634 г., после смерти жены, Артемий Дий вернулся на родину, где вскоре стал лейб-медиком короля Карла I.

В числе придворных врачей царя Михаила Федоровича в последние годы его жизни были доктор Венделинус Сибилист, доктор Иоганн Белев, известный врач и художник из Шлелвига доктор Артман (Гартман) Граман. Кроме них в штате Аптекарского приказа состояли: два аптекаря, одни алхимист, один окулист, четыре лекаря, два переводчика и часовых дел мастер. Значительное количество полковых врачей, не состоявших в штате Аптекарского приказа, числились за Стрелецким и Рейтарским приказами. Значительно расширяется штат придворных медиков при царе Алексее Михайловиче. Так, в 1663 г. кроме докторов в Аптекарском приказе числились уже 4 аптекаря, 2 алхимиста, часовой мастер, 9 лекарей и 21 ученик лекарского дела. Однако основную роль играли доктора, призванные следить за здоровьем царя, которых лишь при необходимости привлекали к лечению аптекарей и лекарей.

 

Как правило, в штате Аптекарского приказа было несколько докторов из различных стран. Большим авторитетом при царе Алексее Михайловиче пользовался англичанин Сэмюэль Коллинс, чья репутация быстро превзошла репутацию его предшественников. Коллинс прожил в России с 1660 года по 1669 год, выполняя помимо медицинских обязанностей дипломатические и торговые поручения. Он вел также большую переписку с известным английским физиком Робертом Бойлем. сообщая ему свои наблюдения и впечатления о России.

В 1665-1667 годах при царском дворе служил доктор Томас Вильсон, уроженец Шотландии, окончивший Лейденский университет. Всего два года пробыл он в России, но за свои заслуги удостоился высшей награды - официальной личной аудиенции царя. Кроме врачей из Англии в Аптекарском приказе при царе Алексее Михайловиче служили и врачи из других стран Европы. В 1656-1666 годах в числе придворных врачей был австрийский врач Андреас (Андрей) Энгельгардт, занимавшийся не только медициной, но и написанием для царя естественно-научных трактатов. Среди придворных докторов во второй половине XVII века были шведы отец и сын Розенбурги. голландец Захарий Ван-дер-Гульст, саксонец Лаврентий Блюментрост и другие. Большинство из них длительное время служили при дворе, много сделали полезного для организации работы Аптекарского приказа и развития российской медицины, а для некоторых из них Россия стала второй родиной. Так, Лаврентий Алферьевич Блюментрост, приехав в Москву в 1668 г., прожил в ней 37 лет и умер в 1705 г. в возрасте 86 лет. Его сыновья Иван и Лаврентий Блюментросты, родившиеся уже в Москве, оставили заметный след в истории российской медицины.

 

В Аптекарском приказе служили не только врачи, добровольно приезжавшие в Россию по приглашениям. Например, известный по истории стрелецкого бунта 1682 года врач Стефан фон Гаден (Данила Гаден, Степан Фунгаданов) был взят в плен во время войны с Польшей в 1656 г.. Первоначально он служил в Аптекарском приказе лекарем, а с 1674 года стал придворным доктором царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича.

 

Труд придворных врачей-иностранцев оценивался довольно высоко. Но и ответственность была высокой. Деятельность докторов строго регламентировалась и контролировалась. Вот как описывает порядок представления лекарств царю боярин А. С. Матвеев, руководивший Аптекарским приказом в 1672-1676 годах: «Лекарства составлялись докторами Костериусом и Стефаном по рецептам, рецепты хранятся в аптекарской палате; всякое лекарство отведывал прежде доктор, потом он, Матвеев, а после него дядьки государевы, бояре Федор Федорович Куракин и Иван Богданович Хитрово; после же приема что оставалось от лекарства, допивал он же, Матвеев, в глазах государя». Регламентировался и сам порядок составления лекарств. Рецепт врача, прописанный царю, поступал в Аптекарский приказ с подробным описанием всех лекарственных средств, вошедших в состав лекарства, и их действия на человеческий организм. Рецепт с описанием докладывался царю, и если следовал положительный ответ царя, то по этому рецепту готовили лекарство особо доверенные аптекари. Царский рецепт в русском переводе записывался в книги Аптекарского приказа с указанием, кто составил лекарство и кто взял его во дворец.

 

Но даже наличие такого жесткого контроля не спасало иных придворных врачей от обвинений в попытках отравления царя, особенно если эти обвинения использовались в борьбе за власть между различными боярскими группировками. В 1682 г., во время борьбы за власть между Милославскими и Нарышкиными, были убиты стрельцами доктор Стефан фон Гаден (Данила Гаден) и доктор Иоганн Гутменш, а также боярин А. С. Матвеев. В грамоте, данной стрельцам царями Иваном и Петром Алексеевичами, указывалось: «А боярина Артемона Матвеева, и Данила дохтура, и Ивана Гутменша. и сына ево, Данилова, побили за то, что они на наше царское пресветлое величество злое отравное зелие, меж собой стакався, составливали». Обвинение было ложным и направленным в первую очередь против боярина А. С. Матвеева, но в этой политической борьбе погибли и два врача. Причем если Стефан фон Гаден был убит как непосредственный, по мнению стрельцов, участник злодейства, то Иоганн Гутменш - как первый попавшийся под руку иноземный врач.

 

Но это был практически единственный случай трагической судьбы придворных медиков в истории Аптекарского приказа, который к концу XVII века стал уже довольно крупным учреждением. В 1682 г. в его штабе состояло более 100 человек, в том числе 82 медика: 6 докторов, 4 аптекаря, 3 алхимиста, 10 лекарей-иноземцев, 21 русский лекарь и 38 учеников лекарского и костоправного дела. В административном аппарате было 12 подьячих, толмачи (переводчики), огородники, разводившие лекарственные растения, и хозяйственные работники.

Аптекарский приказ, оставаясь придворным ведомством, к концу XVII в. фактически превратился в центральный орган управления всей государственной медициной. Под его руководством организуются аптеки, аптекарские сады и огороды, производится подбор кадров специалистов, в том числе и подготовка собственных медицинских кадров, создается военно-медицинская служба, проводится врачебная экспертиза и другие мероприятия.

 

Реформы Петра I затронули и деятельность Аптекарского приказа. Одним из первых изменений было назначение руководителем Аптекарского приказа не родовитого боярина, а видного государственного деятеля думного дьяка Прокопия Возницина, возглавлявшего приказ в 1699-1700 годах. Петр I, по словам современников, испытывал большое влечение к медицине. Будучи в составе «Великого посольства» в 1697-1698 годах в Голландии и в Англии, он знакомился и с медицинскими клиниками, и с анатомическими лабораториями. Именно после этой поездки он и назначил главой Аптекарского приказа бывшего с ним в составе посольства Прокопия Возницина. Петр I в деле организации медицины опирался в значительной степени на советы профессионалов. Придворные врачи, получившие в начале XVIII века наименование лейб-медиков, постоянно сопровождали царя в военных походах, заграничных поездках, выполняли его многочисленные поручения, в том числе и по вопросам деятельности Аптекарского приказа.

Одним из таких профессионалов был доктор медицины голландец Николаус (Николай Ламбертович) Бидлоо. В 1702 г. русским послом в Голландии А.А. Матвеевым он был приглашен в Россию на должность лейб-медика Петра I и прослужил при царе пять лет. В 1706 г. был назначен главным врачом создававшегося в Москве по его инициативе первого госпиталя (ныне Главный военный клинический госпиталь им. Н. Н. Бурденко). Одновременно он возглавил и первую в стране Московскую госпитальную школу. С самого начала, благодаря Бидлоо, Московскую госпитальную школу отличал клинический принцип обучения, то есть сочетание теории с практикой, обучение учащихся непосредственно у постели больного. Этот принцип, введенный впервые в Падуанском университете в XVI веке Д. Монтано, развит был затем в Лейдене Ф. Сильвиусом и Германом Бургавом. Будучи выпускником Лейденского университета, Бидлоо перенес в Московскую госпитальную школу клинический метод образования, который был затем использован другими медицинскими школами России. Почти тридцать лет оставался Бидлоо на посту главного врача госпиталя и директора госпитальной школы. С его деятельностью связана целая эпоха в становлении и развитии российской медицины и в подготовке национальных врачебных кадров. «Первым учителем хирургии в России» назвал Н. Бидлоо известный русский хирург В. А. Оппель.

 

В 1707 г. в Петербурге учреждается в дополнение к. Аптекарскому приказу Аптекарская канцелярия. Оба эти учреждения имели общее руководство, но в Аптекарской канцелярии, находившейся при царском дворе в новой столице, основную роль играл первый лейб-медик Петра I. Более того, Аптекарская канцелярия постепенно начинает занимать первенствующее положение по отношению к Аптекарскому приказу. Роль последнего все больше сводилась к руководству медициной в Москве и Московской губернии.

 

Особенно значение Аптекарской канцелярии возрастает при лейб-медике Роберте Эрскине. Шотландец Роберт Эрскин (Роберт Карлович Арескин), доктор медицины и философии, член Королевского британского общества (Академии наук), приехал в Россию и 1706 г.. В течение семи лет он был врачом А.Д. Меншикова. выполняя одновременно поручения царя, особенно по вопросам военной медицины. После смерти царского лейб-медика Иоганна Донеля в 1713 г. Эрскин приглашается на освободившееся место. Став лейб-медиком Петра I, Эрскин вскоре фактически возглавил Аптекарскую канцелярию, а затем и Аптекарский приказ. Уже в 1714-1715 гг. Сенат направлял свои указания в Аптекарскую канцелярию и Аптекарский приказ непосредственно «доктору Арескину». Вскоре это положение закрепляется официально. 30 апреля 1716 года Петр I назначает Роберта Эрскина «первым своим доктором», «архиатром» и «президентом канцелярии надворной медицины и всего медицинского факультета империи». Кроме того, Эрскину был присвоен чин действительного статского советника, что впоследствии составляло гражданский чин 4 класса и приравнивалось к званию генерал-майора. Таким образом, впервые руководителем придворной медицины и всей медицины России стал не сановный боярин или дьяк, а врач, которому официально присваивалось звание архиатра.

 

Звание архиатр, существовавшее еще во времена Римской империи и означавшее врача, состоявшего при императоре, было известно в России давно. Оно встречается уже при Борисе Годунове, один из медиков которого носил это звание. И Роберт Эрскин еще до 1716 года в документах периодически называется архиатром. Но официально это звание как особая должность было введено Петром I в 1716 г. и просуществовало в России до 1762 года. Архиатры управляли всей медициной России («всем медицинским факультетом»), имели главный надзор за всеми медицинскими учреждениями. Но основной их задачей оставалась забота о здоровье государя и его семьи и руководство придворной медициной.

Роберт Эрскин пробыл в должности архиатра чуть более двух лет. Он умер в декабре 1718 г. Но за два года им было много сделано по усовершенствованию организации медицины в России, созданию новых госпиталей и аптек, изысканию источников минеральных вод, лечению которыми он придавал большое значение. Эрскин принимал активное участие в организации Кунсткамеры и был ее первым директором.

          

         Источники:

          

         1. Кремлевская медицина от истоков до наших дней; М. 1997

Категория: СТАТЬИ, ИССЛЕДОВАНИЯ, РЕФЕРАТЫ... | Добавил: Админ (19 Дек 2009)
Просмотров: 555 | Теги: русь, Медицина, Россия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Полезные ссылки

Кладовая веков



Православные празд
Православные праздники
Мы в каталогах

Рейтинг Славянских Сайтов

Облако тегов
Статистика






Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс цитирования
Посетители
free counters
Ratings



Copyright MyCorp © 2017