Флот Древней Руси. Из истории морских походов славян в VII-XII веках. Часть 1. - Русское оружие, русские войны, армия и флот - ОЧЕРКИ О РОССИИ - Каталог статей - КОЛОВРАТ
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Вход
Поиск
Loading
Новые статьи
[01 Фев 2012]
Ледовое побоище 
[01 Фев 2012]
Против кого сражался Дмитрий Донской? 
[01 Дек 2011]
Михайло Ломоносов 
[01 Дек 2011]
Пророчества князя Одоевского 
[01 Дек 2011]
Русские города начинались с храмов 
[05 Ноя 2011]
«Что нашим врагам нравится, то нам вредно» 
[04 Ноя 2011]
Ударили по одной щеке – подставь другую? 
[02 Ноя 2011]
Как жил русский рабочий до революции? 
[01 Ноя 2011]
«Ксенофобских взглядов придерживается половина населения России» 
[01 Ноя 2011]
31 октября 1961 года, в обстановке строжайшей секретности... 
[31 Окт 2011]
50 лет назад СССР испытал самую мощную водородную бомбу в истории 
[25 Окт 2011]
Борис Соколов: Насколько гражданской была гражданская война в России? 
[25 Окт 2011]
Основные русофобские мифы рождённые на Западе ещё в годы царской России 
[23 Окт 2011]
Иван Охлобыстин: О праве Кольта 
[23 Окт 2011]
Русские поговорки про жидов и попов и многое другое 
[21 Окт 2011]
Рогозин: Мы должны перестать быть толерастами. 
[19 Окт 2011]
Отдать должное русским 
[18 Окт 2011]
Как Кремль исчез на четыре года 
[17 Окт 2011]
Русский национализм 
[17 Окт 2011]
Цены и жалования в России в начале XX века 
[17 Окт 2011]
Неулыбчивые русские не начинают войн. Неулыбчивые русские войны заканчивают. 
[13 Окт 2011]
История русов согласно Ведам 
[11 Окт 2011]
О том как Сталин «замалчивал» подвиг защитников Брестской крепости. 
[08 Окт 2011]
Как наши предки клады искали? Старинные поверья 
[06 Окт 2011]
История балалайки 
Главная » Статьи » ОЧЕРКИ О РОССИИ » Русское оружие, русские войны, армия и флот

Флот Древней Руси. Из истории морских походов славян в VII-XII веках. Часть 1.

Восточно-славянские племена, являющиеся предками братских по крови и культуре великорусского (русского), украинского и белорусского народов, уже в глубокой древности селились на обширном пространстве Восточной Европы, между Балтийским и Черным морями.

     Первые упоминания о славянах в письменных источниках относятся к началу I в. н.э. Но римские писатели оставили нам краткие сведения лишь об одной группе славян – венедах, которые, согласно их утверждениям, жили в нижнем течении Вислы; излучину морского берега к востоку от этой реки римляне называли Венедским заливом.

     Движение кочевых и земледельческих племен Северного Причерноморья в III-VII вв. н.э. захватило значительную часть славянских племен и вовлекло их в борьбу с Византией. В связи с этим византийские писатели VI в. уделяли большое внимание славянам, среди которых они выделяли антов как наиболее многочисленное и сильное славянское племя. Поселения антов простирались от низовьев Дуная до побережья Азовского моря. Северная граница распространения антов в точности неизвестна, но несомненно, что их поселения встречались в Среднем Приднепровье и в значительной части бассейна Днестра.

     Письменные и археологические источники свидетельствуют о том, что анты VI в. уже знали личную собственность, строили города, имели развитое земледелие. И в своем общественном развитии и в области культуры анты стояли на высоком уровне. Общественный строй восточных славян – антов характеризуется разложением родовых союзов и усилением власти вождей, опиравшихся на боевые дружины. Появляется зародыш классового общества, создаются первые политические объединения восточных славян.

     Владея в течение длительного времени морским побережьем от Дуная до Дона, восточные славяне – анты приобрели значительный опыт в мореплавании.

     Суровые условия жизни, беспрерывная борьба с многочисленными врагами – готами, аварами, Византией – выработали у славян прекрасные боевые качества. По общему свидетельству византийских писателей это были сильные и мужественные люди, легко переносившие трудности и невзгоды, зной и холод, страшные в нападении и смелые в обороне. Гордые сознанием независимости, славяне упорно защищали свои жилища и семьи. Особо отмечают византийские авторы умение славян сражаться на воде – на реках, озерах и морях. В военном руководстве византийцев "Стратегиконе" рассказывается об умении славян поразительно долго находиться под водой: "При этом, – говорится в руководстве,– они держат во рту специально изготовленные большие выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне (реки), дышат с помощью их, так что совершенно нельзя догадаться об их (присутствии)".

     Византийские писатели VII в. упоминают о славянских лодках-однодеревках, в сооружении которых славяне считались большими мастерами. О высоком мореходном искусстве восточных славян говорит тот факт, что ант Доброгаст был приглашен Византией командовать черноморской флотилией.

     В IV-VII вв. славянские народы с севера и северо-востока наступают на Византию, двигаясь в пределы империи "ромеев" несколькими потоками. Славяне совершают длительные и трудные плавания по Черному, Средиземному, Адриатическому, Эгейскому морям. Вполне вероятно, что в этих морских походах принимают самое активное участие и анты, наступавшие на Византию со стороны Причерноморья и Дуная. Российский ученый Б.А. Рыбаков, основываясь на письменных и археологических источниках, указывает на тесную взаимосвязь морских походов восточных, западных и южных славян.

     "В VII веке,– пишет Б.А. Рыбаков,– завоевание Византии проводится особенно интенсивно; славянские отряды идут на Солунь и далее на юг, доходя до Древней Спарты, где разместились славянские племена езерцев и милян. После того как авары собирались "вконец истребить" дунайских антов, возможно, что им и удалось изолировать их от Византии, тем более, что аварам в начале VII в. были подчинены и болгары. Любопытно отметить, что вскоре после этого появляются флотилии славянских моноксилов (однодеревок) в Мраморном море, в Геллеспонте, в Эгейском море. Славяне с моря осаждают Царьград, нападают на берега Малой Азии, на Эпир, Ахайю. В 610 г. с моря и с суши они осаждают Солунь, в 623 г. славянский флот нападает на Крит, в 642 г. славянская флотилия предприняла далекий морской поход в Южную Италию... Авары оттеснили антов, издавна владевших морским побережьем, от Византии и тем самым вынудили их предпринимать морские походы".

     Греческие источники говорят о большом походе славян на Константинополь в 626 г. Новейшие исследования показывают, что этот поход был совершен именно восточными славянами.

     В 765 г. византийский император Константин V, собрав для похода против болгар огромный флот, состоявший из 2000 судов, сам сел на "русские суда". Предпочтение, оказанное императором русским судам, несмотря на то, что морской флот империи был самым сильным, – лучшее доказательство того, что славянские корабли обладали высокими мореходными качествами.

     О жизни славян, особенно восточных, в течение VII-VIII вв. сохранилось очень мало сведений. Между тем именно в этот период в общественной и политической жизни славянских народов произошли важные изменения. Вместо непрочных племенных союзов образовалось несколько крупных славянских государств: Болгария, Сербия, Чехия, Моравия, Польша. К концу VIII – началу IX в. следует отнести и возникновение восточно-славянского государства Руси с центром в Киеве на Днепре.

     В сочинениях греческих писателей конца VIII – начала IX в. содержатся краткие, но весьма ценные сведения о появлении русов в причерноморских владениях византийской империи.

     Так, в жизнеописании Георгия Амастридского, которое было составлено его ближайшими учениками не позже 842 г., упоминается о походе Руси (по-гречески – народа "Рос") на южное побережье Черного моря. В этом сочинении сообщается, что народ русов разорил область Пропонтиду, лежавшую на Черноморском побережье Малой Азии, и достиг Амастриды. Для нападения на Пропонтиду русам, несомненно, пришлось пересечь Черное море, так как иной возможности достичь малоазиатского берега у них не было.

     В жизнеописании Стефана Сурожского рассказывается о том, что вскоре после его смерти, в конце VIII в., на Сурож (Судак) напал русский князь Бравлин, который овладел страной от Керчи до Сурожа. И этот поход русы совершили на своих судах, пройдя морем от устья Днепра до Керченского пролива.

     Последующие морские экспедиции Руси имели еще больший размах. К 860 г. относится крупный морской поход русов на Константинополь. Неожиданное появление флотилии русов под стенами византийской столицы говорит о прекрасной осведомленности их в политическом положении Византии и о большом опыте морских походов. Момент для нападения был выбран очень удачно. Как раз в это время обострилась борьба Византии с арабами, и это заставило императора Михаила III летом 860 г. с основной частью войска отправиться в Малую Азию. Флот русов, не замеченный морской стражей, вошел на рейд Константинополя 18 июня на закате солнца, не встретив никакого сопротивления. Воины высадились на берег и стали разорять городские предместья. Описание этого нападения дано очевидцем его, константинопольским патриархом Фотием, в "беседах", написанных по поводу грозного нашествия русов. Фотий картинно описывает появление русов, которые, проходя мимо укрепленных стен, угрожающе простирали в сторону города обнаженные мечи. Ужас охватил все население византийской столицы.

     Древняя столица могущественной империи, воины которой одержали множество побед над городами Европы, Азии и Ливии, оказалась беззащитной перед воинственными русами. "Те, для которых некогда одна молва о ромеях казалась грозною, – писал Фотий, – подняли оружие против самой державы их и восплескали руками, неистовствуя в надежде взять царственный город, как птичье гнездо". Император Михаил был вынужден возвратиться из похода, чтобы заключить с русами договор "мира и любви". Русы вернулись на суда и с богатой добычей ушли в море.

     Фотий называет народ русов "дальнесеверным", т.е. живущим далеко на север от Константинополя. Это дает возможность утверждать, что русы жили к северу от Черного моря. Византиец Фотий, гордившийся могуществом своей империи, называл русов народом "незнатным". Однако после неожиданного поражения в 860 г. он вынужден был признать, что со времени этого похода народ русов приобрел славу и достиг "блистательной высоты".

     Поход русов на Константинополь в 860 г. не был грабительским набегом. Арабские писатели второй половины IX в свидетельствуют о том, что между Русью (славянами) и Византией существовали постоянные торговые сношения. Ибн-Хордадбех в "Книге путей и царств" сообщает, что русские купцы привозили к Черному морю товары из отдаленных мест славянских земель. Византийское правительство взимало с них пошлину – десятину. В сочинении Фотия нет прямых указаний на причину нашествия русов, но некоторые косвенные данные об этом можно извлечь из тех обличительных частей его бесед, в которых он касается несправедливостей и насилия, чинимых греческим населением: "Тех, которые должны нам нечто малое и незначительное, мы жестоко истязали и наказывали... и не обращали внимания на маловажность и незначительность в сравнении с нашими долгами, но, получая себе человеколюбивые прощения многого и великого, других за малое бесчеловечно ввергали в рабство". Вряд ли эта фраза заключает в себе лишь отвлеченную риторику. Речь, очевидно, шла о действительном притеснении греками иностранцев, торговавших в византийской столице, среди которых находились и русы. Неожиданное нападение большой флотилии русов на Константинополь было вызвано этими несправедливыми действиями византийских властей.

     Таким образом, история русского мореплавания имеет свое начало в глубокой древности. Еще в V-VII вв. восточные славяне, обладая большим опытом мореходства, совершали трудные и сложные морские походы, успешно осваивали многоводные реки, отстаивали от посягательств врага побережье Черного моря. Современники были вынужден признать высокий уровень мореходного искусства славян. В последующие века продолжается развитие мореплавания славян, совершенствуется кораблестроение, усиливается борьба за выходы к морским просторам.

     В связи с развитием феодальных отношений в IX-Х вв. в жизни восточного славянства произошли крупные перемены. Объединившиеся вокруг Киева восточно-славянские племена образовали Киевское государство. Постепенно отмирали пережитки патриархального прошлого и Киевская Русь вступала в эпоху феодализма. Вместе с ростом производительных сил развивалась и военная техника. Во внешних отношениях Киевская Русь стала представлять большую политическую силу. Ее быстро возраставшего могущества не могли не почувствовать соседние народы и в числе первых – Византия. Киевская Русь властно заявила о своих экономических и политических интересах и правах на Причерноморье, постоянно нарушавшихся Византией. Черное море, северные берега которого в VI-VII вв. принадлежали антам, было необходимо Киевскому государству для непосредственных сношений с южными славянами и Византией.

     История морских походов славян в Черное и Каспийское моря, свидетельствующая о способностях русов выдерживать длительное пребывание в море далеко от баз, об их смелости и стремительности действий, об умении их сражаться с большими тяжелыми византийскими кораблями, используя преимущества своих легких судов, указывает на то, что восточные славяне еще в далекие времена обладали большим опытом мореходства.

     О самостоятельном пути развития речного и морского плавания славян говорит и развитие у них судостроения.

     Большинство типов судов, которыми пользовалась Русь, носит славянские названия. В письменных источниках, сохраняющих местную терминологию, общим названием русских судов были "корабль" и "лодья". Термин "корабль" возник из славянского корня "кора", так как в чешском языке слово "кораб" означает и древесную кору и большую лодью. Следует отметить, что современник княгини Ольги, византийский император Константин Багрянородный применял название "корабль" только к русским судам, находившимся в византийском флоте: "рос карабиа", "русика карабик".

     Безусловно, славянским является наиболее распространенный в древности термин "лодья". Это слово встречается во многих славянских языках, в том числе у чехов и поляков.

     Древнейшие указания о существовании на Руси различных типов судов мы находим в "Русской Правде": "Аже лодью украдеть, то 60 кун продаже, а лодию линем воротити; а морскую лодью 3 гривны, а за набойную лодью 2 гривны, за челн 20 кун, а за струг гривна" (Троицкий список). Таким образом, плата за лодью в размере 60 кун взыскивалась в качестве штрафа в том случае, если лодья возвращалась обратно владельцу, в противном случае устанавливалась шкала расценок, соответствующая стоимости судов различного типа. Высшая плата, 3 гривны, назначалась за морскую лодью, которая в некоторых списках "Русской Правды" называется "заморской". "Набойная лодья" стоила меньше морской на одну треть (2 гривны). Вознаграждение за струг уменьшалось еще на одну треть (гривна). Наконец, самая низшая плата была установлена за челн (20 кун или 2/5 гривны). Таким образом, челн был расценен в 71/2 раз дешевле морской лодьи.

     Греки называли славянские лодьи, в том числе лодьи русов, "моноксилион", т.е. "однодеревками", имея в виду технику их постройки. По-видимому, этот способ изготовления судов появился у славянских народов очень рано. Еще в рассказе греческой хроники об осаде славянами в 676 г. города Солуни сообщалось, что они "приготовили тогда из одного дерева вооруженные суда". Подобный способ постройки судов, наблюдавшийся у запорожских казаков в первой половине XVII в., сохранялся в некоторых местах России до середины XIX в. Он заключался в следующем. В основание лодьи-однодеревки клался цельный выдолбленный ствол дерева твердой породы. Венецианец Барбаро, живший на юге России во второй четверти XV в., рассказывает, что на лесистых островах на Волге росли деревья столь огромной величины, что из одного дерева можно было выдолбить лодку, поднимавшую 8-10 лошадей и столько же людей. Русские летописи и произведения византийских писателей сообщают, что на одной лодье русов помещалось от 40 до 60 вооруженных воинов. Эти данные подтверждаются позднейшей практикой казацких морских походов середины XVII в., когда на один челн садилось от 50 до 70 казаков с грузом боевых припасов и продовольствия.

     Приготовление цельновыдолбленной лодьи требовало большого умения и значительной затраты времени. В середине XIX в. на севере еще изготовляли челноки, напоминавшие "однодеревки" Киевской Руси. Способ выделки их, несомненно, был очень древнего происхождения. Сначала в выбранной осине на корню делали посредством вбитых клиньев трещину, соответствующую намеченной длине челна. Затем, спустя некоторое время, трещину расширяли при помощи распорок. Эти подготовительные операции занимали от двух до пяти лет. Когда трещина принимала нужную форму, дерево срубалось. Лишнюю древесину выжигали или вырубали, затем внутрь колоды наливали воду и оставляли ее там на неделю. Вылив воду, распаривали сырое дерево огнем, чтобы сделать его достаточно мягким и гибким. После этого распорками придавали окончательную форму внутренности челна, а снаружи обтесывали его топорами. Единственным инструментом при постройке челна был топор.

     Выдолбленные из одного дерева челны имели низкие борта. Чтобы увеличить грузоподъемность судна и сделать его более устойчивым и мореходным, к его корпусу прибивались или пришивались плотно пригнанные одна к другой доски. Такая лодья называлась "набойной". "Морская" лодья, упоминаемая в "Русской Правде", повидимому, отличалась от "набойной" лишь размерами и наличием оборудования, необходимого для морского плавания. Во всяком случае, она тоже имела "набойные" доски на бортах. В летописях XI-XII вв. впервые упоминаются суда "насады", название которых удержалось до XIX века. Этот термин происходит от глагола "насаживать", близкого по значению к глаголу "набивать". Поэтому можно предполагать, что "насады", как и набойные лодьи, имели приделанные к днищу дощатые борта. Летопись отмечает значительную грузоподъемность насада. В 1149 г. князь Изяслав послал за князем Ростиславом насад, "и что с ним дружины, взлезе в насад, с теми же и превезоша". Оборудование судов, не исключая морских, было несложным. Крупные суда имели палубу и мачту с реей и парусами.

     Постройка судов являлась одним из важных промыслов киевского населения. Император Константин Багрянородный рассказывает, что жители верховьев Днепра в зимнюю пору приготовляли однодеревки, а весной оплавляли их в ближние озера. Затем они выводили эти суда в Днепр, доставляли их в Киев и вытаскивали на берег для оснастки и продажи.

     Особенностью русских судов была приспособленность их как для речного, так и для морского плавания. Они мелко сидели в воде, но в то же время обладали устойчивостью на морской волне. Как правило, суда были плоскодонные. Это объясняется тем, что прежде чем достигнуть моря, русским необходимо было проплыть значительное расстояние по речным системам. Многочисленные пороги затрудняли плавание по Днепру и требовали от кормчих хорошего знания русла реки и большого мастерства. Недаром первый порог назывался "Не спи". В опасных местах русы высаживали людей на сушу, а однодеревки с поклажей осторожно вели у берега, ощупывая ногами дно; одни толкали шестами нос лодки, другие – середину, третьи – корму. Самым трудным считался четвертый порог, около которого караван часто поджидали печенеги. В этом месте на берег высаживалась вооруженная стража, а остальные перетаскивали однодеревки волоком или переносили их на плечах. Преодолев все семь порогов, русы останавливались для отдыха. Затем, после четырех дней плавания, они достигали лимана реки, где перед выходом в море вновь делали остановку. Таким образом, при значительной грузоподъемности (40-60 чел.) суда русов были настолько легки, что их можно было переносить на плечах. Вместе с тем они были достаточно устойчивы для того, чтобы совершать длительное морское плавание, и очень подвижны, что было главным преимуществом их перед неповоротливыми греческими кораблями.

     Таким образом, кораблестроение у славян развивалось совершенно самостоятельным путем, соответственно местным условиям, под влиянием накопленного опыта плавания по многоводным славянским рекам и морям.

     С основанием Киевского государства начинается длинный ряд отважных морских походов русских князей на Византию, продолжавшихся до середины XI века. Эти походы явились непосредственным продолжением смелых экспедиций восточных славян. К этому времени на Руси уже был накоплен большой опыт мореплавания, и именно это определило успех смелых морских предприятий киевских князей.

     В древней киевской летописи сохранился рассказ о походе на Константинополь князя Олега в 907 г. Князь Олег, собрав множество воинов из подвластных ему славянских племен, отправился морем к Царьграду (Константинополю) на 2000 судах. Подойдя к берегу в окрестностях столицы Византийской империи, Олег велел поставить лодьи на колеса и, пользуясь попутным ветром, надувшим паруса, подошел к самым стенам города. Греки после неудачной попытки отравить киевского князя согласились на предложенные им условия мира, заплатили дань и заключили выгодный для Руси договор.

     Хотя рассказ летописи о действиях Олега под Константинополем облечен в легендарную форму, у нас нет оснований считать вымышленным основной факт – поход Руси на Константинополь под предводительством киевского князя около 907 г. (год в летописи мог быть указан не точно). Византия в то время находилась в затруднительном положении. Переговоры о заключении мира с арабами не были закончены, несмотря на блестящую морскую победу, одержанную византийцами над арабским флотом в Эгейском море. Вскоре после этого успеха правитель малоазиатской пограничной области, перешедший на сторону арабов, поднял восстание против императора Льва II. В этих условиях византийскому правительству было особенно важно сохранить мир с Киевской Русью, военная помощь которой против арабов была крайне нужна империи.

     В летописи сохранились тексты двух договоров Олега с Византией: отрывок договора, включенный в летописный рассказ, датированный 907 г., и договор 911 г. Большинство исследователей считают договор 907 г. частью договора 911 г. Весьма возможно, что в результате похода Олега на Константинополь, совершенного около 907 г., было установлено предварительное словесное соглашение о мире и союзе, которое в 911 г. было включено в письменный текст договора.

     Византию особенно интересовала военная помощь, которую могла оказать ей Русь. По договору 911 г. русский князь обязывался не запрещать воинам Руси поступать по своему желанию на службу империи. Еще летом 910 г. .византийское правительство отправило против арабов большую морскую экспедицию под предводительством полководца Имерия, который вел с собой флот из 177 судов с 47000 гребцов и воинов. На кораблях находился отряд русских из 700 человек.

     После заключения мира с Олегом тяжелая борьба с болгарами, а затем возобновившиеся войны с арабами за Армению побуждали византийского императора Константина Багрянородного дорожить сохранением мирных отношений с Русью. Однако столкновения русских и греческих купцов, торговавших на константинопольских рынках, и произвольные действия греческих властей нередко вызывали конфликты между Русью и Византией. Морские походы русских князей на Византию, являвшиеся результатом этих столкновений, ставили задачей в первую очередь защиту торговых интересов Руси. Это ясно видно уже из договора Олега 911 г. Такую же цель имел и морской поход князя Игоря в 941 г.

     Большая русская флотилия, состоявшая, по византийским источникам, из 10000 кораблей (лодей), появилась у Константинополя 11 июня 941 г. Момент для нападения был выбран удачно. Сухопутные греческие войска в это время находились на восточной границе империи, а флот частично охранял острова Архипелага, частично был послан против арабов. Однако византийцам удалось собрать часть флота и напасть на русские лодьи недалеко от маяка, стоявшего при выходе из Черного моря в Босфор. В происшедшем морском сражении флот Игоря потерпел поражение вследствие удачного применения византийцами "греческого огня". Жидкость, обладавшая способностью гореть на воде, зажгла деревянные корабли русов. Бездействие арабов дало возможность византийскому правительству отозвать с восточной границы все войска и собрать против Игоря огромную силу: отборные отряды македонской конницы и пехоты и 40 000 воинов из Фракии. Эти военные приготовления показывают, каким сильным считали в Византии русское войско.

     Сначала военные действия велись на малоазиатском побережье, позднее они развернулись на Балканском полуострове, во Фракии, к югу от Балканских гор. Располагая еще достаточным флотом для перевозки своей дружины морским путем, Игорь в сентябре 941 г. ночью перебрался к Фракии. Однако там русская флотилия была настигнута византийцами и сильно пострадала от "греческого огня". Византийские источники говорят о полном разгроме русского флота, но эти известия явно преувеличены. По сообщению нашей летописи, уже через три года после описанных событий, в 944 г., Игорь снова отправился в поход, на этот раз в лодьях и на конях. Таким образом часть войск была послана сушей, часть морем. Такое разделение русского войска, очевидно, было вызвано неудачей первого похода. Жители греческой колонии Херсонеса (по-русски Корсуни) в Крыму успели предупредить византийского императора о появлении большого русского флота. Встревоженное правительство Византии поспешило предложить киевскому князю мир: "Не ходи, но возьми дань, юже имал Олег, придам и еще к той дани". Игорь после совещания с дружиной согласился заключить мир, взял у греков золото и паволоки (шелковые ткани) и возвратился домой. Вскоре был заключен новый договор, дошедший до нас в русском переводе. Хотя его условия и были менее выгодны, чем условия договора Олега, но во всяком случае не могло быть и речи о торжестве Византии.


Профессор К.В.Базилевич

Категория: Русское оружие, русские войны, армия и флот | Добавил: Админ (26 Янв 2011)
Просмотров: 1079
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Полезные ссылки

Кладовая веков



Православные празд
Православные праздники
Мы в каталогах

Рейтинг Славянских Сайтов

Облако тегов
Статистика






Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс цитирования
Посетители
free counters
Ratings



Copyright MyCorp © 2018