История «сухого закона » в России. 1914 год - XVIII в. - 1917. Империя - ИСТОРИЯ НАШЕЙ СТРАНЫ - Каталог статей - КОЛОВРАТ
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Вход
Поиск
Loading
Новые статьи
[01 Фев 2012]
Ледовое побоище 
[01 Фев 2012]
Против кого сражался Дмитрий Донской? 
[01 Дек 2011]
Михайло Ломоносов 
[01 Дек 2011]
Пророчества князя Одоевского 
[01 Дек 2011]
Русские города начинались с храмов 
[05 Ноя 2011]
«Что нашим врагам нравится, то нам вредно» 
[04 Ноя 2011]
Ударили по одной щеке – подставь другую? 
[02 Ноя 2011]
Как жил русский рабочий до революции? 
[01 Ноя 2011]
«Ксенофобских взглядов придерживается половина населения России» 
[01 Ноя 2011]
31 октября 1961 года, в обстановке строжайшей секретности... 
[31 Окт 2011]
50 лет назад СССР испытал самую мощную водородную бомбу в истории 
[25 Окт 2011]
Борис Соколов: Насколько гражданской была гражданская война в России? 
[25 Окт 2011]
Основные русофобские мифы рождённые на Западе ещё в годы царской России 
[23 Окт 2011]
Иван Охлобыстин: О праве Кольта 
[23 Окт 2011]
Русские поговорки про жидов и попов и многое другое 
[21 Окт 2011]
Рогозин: Мы должны перестать быть толерастами. 
[19 Окт 2011]
Отдать должное русским 
[18 Окт 2011]
Как Кремль исчез на четыре года 
[17 Окт 2011]
Русский национализм 
[17 Окт 2011]
Цены и жалования в России в начале XX века 
[17 Окт 2011]
Неулыбчивые русские не начинают войн. Неулыбчивые русские войны заканчивают. 
[13 Окт 2011]
История русов согласно Ведам 
[11 Окт 2011]
О том как Сталин «замалчивал» подвиг защитников Брестской крепости. 
[08 Окт 2011]
Как наши предки клады искали? Старинные поверья 
[06 Окт 2011]
История балалайки 
Главная » Статьи » ИСТОРИЯ НАШЕЙ СТРАНЫ » XVIII в. - 1917. Империя

История «сухого закона » в России. 1914 год

За несколько лет до начала Первой мировой войны был печальный опыт мобилизации на войну с Японией. Все резервисты запили, что называется по-черному, и страна не сумела в нужные сроки отмобилизовать армию. И незадолго, накануне очередной мобилизации, когда уже ясно стало, что Россия будет участвовать в войне, царь – нет, он не вводил сухого закона – дал право местным органом самоуправления по их усмотрению, под их ответственность закрыть алкогольную торговлю. И в течении трех дней по всей стране алкогольная торговля была закрыта. Отмобилизовали армию без всяких эксцессов. Через три месяца виноторговцы вой подняли. Однако десятки тысяч прошений поступило царю продлить сухой закон. И царь пошел навстречу. Виноторговлю закрыли на время войны. А в 1915 году Государственная дума по предложению крестьянских депутатов рассмотрела установление трезвости на вечные времена. Вопрос решался кардинально.

Таким образом 19 июля 1914 года произошло событие, о котором английский общественный деятель Ллойд Джордж сказал: «Это самый величественный акт национального героизма, который я только знаю». Очень многие в наши дни либо вообще не слышали о данном периоде Российской истории, или же практически ничего о нем не знают.

В царские времена тоже не брезговали водочной торговлей.

Случалось по-разному. Если к восшествию на престол Екатерины II Россия была самой трезвой страной Европы, не считая Норвегии, то через сто лет она окуталась сетью питейных заведений.

В императорской России производство и продажа спиртных напитков практически всегда находилась под жестким контролем государства. Естественно, что вводить «сухой закон» или как-то ограничивать продажу спиртного власть не считала необходимым. В стране периодически вводились винные монополии, позволявшие казне получать солидные доходы. Но не меньшие доходы получали и частные лица, которым государство предоставляло право торговли спиртными напитками по винным откупам.

Ситуация начала заметно меняться только в конце XIX – начале ХХ веков, когда в стране на различных уровнях стали обсуждать и проводить в жизнь антиалкогольные меры. При этом потребление спиртных напитков в России никогда не было повальным. В одном из выступлений, посвященных проблеме пьянства, известный юрист А.Ф. Кони отмечал, что «среднее душевое потребление водки в 40% в России составляло 0,61 ведра в год на человека, и в ряду четырнадцати государств, где наиболее распространено употребление водки, Россия стояла на девятом месте, причем на первом месте стоит Дания, где приходится 1,72 ведра да человека».

«Пьяные деньги» приносили солидный доход государству, но и вреда экономике страны от них было немало. Это понимали в стране многие. Особенно остро проблема встала перед Первой мировой войной. В бюджет 1914 года был заложен доход от винной монополии в 1 миллиард рублей. Деньги по тем временам просто громадные, но изнанка их получения была ужасной – с 1911 по 1913 годы потребление водки выросло на 17 процентов. В прессе и Государственной Думе бюджет открыто называли «пьяным», а власть обвиняли в целенаправленном спаивании народа. Проблема пьянства и на самом деле стояла очень остро. Финансовые потери от преступлений, травматизма и прогулов, связанных с пьянством, были значительными. Но главное – пьянство начинало угрожать здоровью нации.

В этот период в стране развилось массовое антиалкогольное движение, выступавшее за введение жестких ограничений на торговлю спиртным. Любопытно, что в него оказались вовлечены члены императорской фамилии и люди из окружения монарха. Великий князь Константин Константинович стал председателем Союзов трезвенников, которых под различными названиями в стране было создано значительное количество. По свидетельству современников, даже Григорий Распутин несколько раз укорял государя, что «нехорошо спаивать народ».

Жесткую позицию в отношении пьянства в стране занял граф С.Ю. Витте. Возможно, это было связано не только с его убеждениями, но и с тем, что его «убрали» со значимых государственных постов, оставив только членом Госсовета и председателем комитета финансов. В Госсовете Витте традиционно выступал с обличениями пьянства, аргументировано критикуя политику Минфина. Но он предлагал и реальные меры, хотя и половинчатые. По его мнению, в казну должна была поступать только часть «пьяных денег», примерно 600 млн. рублей, а остальные следовало направлять на воспитание народа, пропаганду борьбы с пьянством и поддержку соответствующих организаций.

Антиалкогольные организации и на самом деле нуждались в поддержке, но она к ним поступала только в виде добровольных пожертвований. Эти организации развили бурную деятельность, но зачастую она сводилась к дебатам, показательным акциям, публикациям в прессе и выпуску листовок. В России в то время в среде интеллигенции и промышленников считалось престижным быть членом различных общественных организаций и ратовать за народное благо. К сожалению, ратующие обычно боялись опускаться до работы в гуще спивающегося народа – там вонь, вши, мат, а под горячую руку могут и поколотить. Но польза и от такой их деятельности, несомненно, была. Самыми эффективными оказались организации, создаваемые по решению сельских сходов и при православных приходах. Именно они реальными действиями пытались отвратить людей от пьянства.

Антиалкогольное движение получило в стране широкий размах, но ему противостояли мощные силы. Еще в 1911 году крупный промышленник барон Гинзбург открыто заявлял: «От поставок водки для казённых винных лавок, от промышленного винокурения я получаю больше золота, чем от всех моих золотых приисков. Поэтому казённую продажу питий надо любой ценой сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения».

Винные дельцы даже попытались подвести под потребление алкоголя научную базу, выделив значительные средства на исследования, которые должны были доказать, что употребление в день чайного стакана (250 г) водки безвредно для человека. Но попытка привлечь к подобным «исследованиям» серьезных ученых провалилась. Когда такая просьба поступила академику И.П. Павлову, он ответил открытым письмом: «Институт, ставящий себе непременной целью открыть безвредное употребление алкоголя, по справедливости не имеет права именоваться или считаться научным... А потому кажется, что все те, кому дороги государственные средства, здоровье населения и достоинство русской науки, имеют обязанность поднять свой голос против учреждения института такого названия...».

Жесткую позицию по проблеме ограничения продажи спиртного в стране заняли многие депутаты Государственной Думы. Любопытно, что с конкретными инициативами выступил в Думе депутат от Самары Михаил Дмитриевич Челышов – выходец из крестьян, сумевший «сколотить» многомиллионное состояние. Видимо, даже миллионерам стало «за державу обидно». Челышов предложил проект конкретных мер борьбы с пьянством, наделявший городские власти и земские собрания значительными полномочиями, вплоть до закрытия отдельных питейных заведений. Дума проект Челышова приняла, и он поступил в Госсовет в конце 1913 года, где вызвал жаркие споры.

К мнению Госсовета, несомненно, прислушивались, в том числе и император, но производители спиртного находили существенную поддержку на государственном уровне. Всячески противодействовал принятию мер по ограничению продажи спиртного председатель Совета министров В.Н. Коковцов и многие министры, считавшие, что государству будет нанесен значительный финансовый ущерб.

Тем не менее, к началу войны общественное мнение в стране было готово не только к введению ограничений, но и к полному запрету торговли спиртными напитками. В мае 1914 года было принято решение, что в случае объявления мобилизации сразу же в стране будут введены существенные ограничения на торговлю спиртным. Когда шло обсуждение этих мер, в Думе обоснованно заявляли, что без подобных ограничений мобилизация может быть попросту сорвана.

Видимо, зная склонность народа отмечать и горе, и радость с размахом, правительство решило подстраховаться и с одобрения Николая II ввело ограничения на продажу крепких спиртных напитков 18 июля 1914 года – за две недели до объявления Германией войны России, а соответственно, и до начала всеобщей мобилизации. Когда в стране начали проводить мобилизацию, оказалось, что принятых мер мало. 22 августа «сухой закон» ужесточили и продлили до завершения военных действий. Никто тогда не мог и предположить, что «сухому закону» предстоит действовать почти целое десятилетие.

Утверждения водочных воротил, что в стране начнутся бунты, не оправдались. Какие-то возмущения любителей выпить были, но в открытые акции они не переросли. А результат для страны оказался просто ошеломляющим. Уже в 1915 году в стране потребляли на душу населения всего 0,2 ведра водки. Несмотря на значительный призыв в армию, в промышленности производительность труда увеличилась на 10-13 %, а прогулы снизились на 27-30 %. Резко уменьшились травматизм на производстве и число преступлений, совершаемых в пьяном виде.

Естественно, что освободившийся рынок попытались занять спекулянты и барыги, развернувшие производство самогона и различных суррогатов, подпольную торговлю. Но к чести полиции, столь массовыми, как через несколько лет в США, эти явления в России не стали, ситуацию удалось удерживать под контролем до начала 1917 года. Немаловажно, что закрытие границ и усиленный контроль на транспорте позволили почти полностью пресечь массовую контрабанду.

После февральских событий 1917 года Временное правительство формально оставило в силе все ограничения, действующие в рамках «сухого закона». Практически так же поступила и советская власть. Страна оставалась формально непьющей до 26 августа 1923 года, когда ограничения на производство и продажу спиртных напитков были окончательно сняты.

Да, сухой закон в нашей стране уже был и его результаты потрясают. В одно мгновение мы стали одной из самых трезвых стран мира и сохраняли эти позиции вплоть до конца 50-х годов прошлого века.

Но вернемся в начало двадцатого века и посмотрим, что пишет об успехах трезвости выдающийся русский ученый И.Н. Введенский.

«…в докладе Пермскому Губернскому Земскому Собранию, обратили на себя внимание красноречивые цифры поступления душевнобольных в больницу по месяцам. Оказалось, что закрытие казенных винных лавок и вообще запрещение торговли крепкими напитками и их суррогатами повлекло за собою уменьшение числа душевнобольных. По приведенной в докладе таблице, число поступивших с алкогольными психозами равнялось: за октябрь 1913 г. — 21; в ноябре — 21; в декабре — 27; в январе 1914 г. — 18; в феврале — 21; марте — 41; апреле — 42; мае — 20; июне — 34; июле — 22 (запрещение продажи 17 июля); август — 5; сентябрь — 1; и в декабре — ни одного».

Далее приводится мнение старшего врача вышеуказанной лечебницы:

«Не подлежит никакому сомнению, что благодетельное влияние этой, хотя бы и вынужденной, трезвости скажется не только в прекращении более или менее острых алкогольных заболеваний, но резко выразится в будущем понижением психических заболеваний вообще, так как в громадном большинстве случаев у больных оказывается алкогольная наследственность и, кроме того, параллельно распространению трезвости, будет падать количество сифилитических больных, а, следовательно, и прогрессивных паралитиков, составляющих 17% всех душевнобольных, поступающих в лечебницу».

Далее публикуются данные еще по ряду лечебных учреждений, в которых наблюдается та же тенденция к резкому снижению поступающих больных с момента введения сухого закона.

Весьма интересные данные и по количеству поступающих в вытрезвители:

«…число вытрезвляемых при полицейском доме Спасской части (наиболее нетрезвой из петроградских частей) с началом трезвости пало очень резко: январь (1914 г.) — 928 чел.; февраль — 743; март — 802; апрель — 836; май — 917; июнь — 666; июль — 474; август — 123; сентябрь — 100; октябрь — 71; ноябрь — 56; декабрь — 31».

С момента введения запрета на продажу алкоголя резко сократилось число самоубийств, что иногда даже создавало «проблемы»:

«В Саратовском университете благодаря трезвости возник даже своеобразный кризис — «трупный голод». В прежнее время трупы самоубийц поступали в институты судебной медицины, некоторые затем и в анатомический театр. Теперь не стало самоубийств, и университет оказался в затруднительном положении. О таких же затруднениях сообщают и из Петроградского Женского Медицинского Института».

Не обошло стороной влияние сухого закона и преступность того времени. Вот что пишет Введенский:

«Сообщения о резком падении преступности в результате отрезвления очень многочисленны и определенны. Они касаются столиц и провинции, города и деревни, глухих углов и промышленных центров и поразительно совпадают по существу и в подробностях, часто даже в выражениях... Прежде всего, единогласно отмечается почти полное исчезновение хулиганства, которое за последние годы, как известно, было предметом особого внимания общества и правительства и принимало настолько грозные размеры, что потребовало специальных мер борьбы и особых законодательных мероприятий. Получая поддержку в низком культурном уровне, оно оказывалось продуктом по преимуществу алкогольным и с устранением алкоголя из народного обихода быстро пало… Наряду с падением хулиганства констатируется резкое уменьшение преступлений против личности, собственности и порядка, а вместе с тем заметное ослабление таких зол, как проституция, профессиональное нищенство, бродяжничество и т.п.».

«В Петрограде, в августе, преступность сократилась на 20%, в Москве на 47%, в Тамбове на 43%, в Одессе на 50%, в Уфе на 64%, в Туле на 75%, в Орле и Ростове на 80%, в Костроме даже на 95%, в Симферопольской губернии на половину, в Симбирской губернии на 95%».

«Число уголовных дел у мировых судей в Петрограде упало на 80%. За время с 20 июля по 20 августа 1913 г. в петроградские больницы поступило 1121 чел. с различными поражениями; за тот же срок в 1914 г. таких случаев отмечено 416. Одна из больших петроградских тюрем пустует, другая обращена в лазарет для раненых… Столичный комитет Москвы по разбору и призрению нищих констатирует почти полное исчезновение профессионального нищенства. Население Хитрова рынка в Москве к 1 июля равнялось 9405 чел., а к 1 октября — только 2200 чел., из них половина состояла из женщин и больных старше 40 лет. Прежнее население Хитрова рынка частью взято на войну, но в большинстве отрезвело и ушло в деревню».

Трезвость, установленная царским указом, позволила значительно сократить число несчастных случаев на производстве, железной дороге и даже уменьшить число пожаров:

«Из отчетов железнодорожных врачей Московского узла выясняются результаты отрезвления как для массы железнодорожных служащих, так и для окрестного населения. Так, на одном незначительном участке за время с 1 января 1910 г. по 20 июля 1914 г. было зарегистрировано 805 несчастных случаев. За время же с 20 июля минувшего года по 1 января 1915 г. не было ни одного случая, имевшего причиной опьянение. Ежегодно по железнодорожным путям под поезда попадало немало пьяных людей из ближайших деревень; за время же с 20 июля по 1 января этот род катастроф совершенно исчез из рубрики несчастий... Число пожаров убавилось: в Самарской губернии на 41,5%, в Казанской губернии на 44%. В Курской губернии среднее число пожаров за август — сентябрь в предыдущие годы было 572, а в 1914 году только 306. В некоторых земствах уже возникает вопрос о сокращении страховой премии. К этой же области изменений надо отнести уменьшение несчастных случаев на фабриках и заводах и на железных дорогах, число строительных катастроф в Москве понизилось на 80%».

Много пользы введение сухого закона принесло промышленности России:

«Повышение производительности труда (от 30 до 60%) констатируется во всех отраслях промышленности, как мелкой, так и крупной. Улучшение качества работы, уменьшение брака, отсутствие прогулов, сокращение заболеваемости рабочих, заметное повышение материального благосостояния засвидетельствованы и отдельными лицами и организациями (больничные кассы, потребительские общества, Русское торговое общество, Московское общество фабрикантов и заводчиков и др.)». Увеличение производительности труда в купе с трезвостью несомненно повлекли за собой и рост благосостояния населения: «О росте благосостояния трудового населения можно судить по тому, что с июля по октябрь 1913 года было внесено в московские сберегательные кассы 3250000 руб., тогда как за этот же период в 1914 г. внесено 6000000 руб».

Отношение населения Царской России к введенному сухому закону:

«Огромное большинство населения приняло отрезвление спокойно, с удовлетворением и радостью, особенно трудовые массы, так много и тяжело страдавшие от алкоголя. Такое отношение не только не изменилось с течением времени, но, несомненно, упрочилось под влиянием опыта прожитых месяцев. Это положительное отношение обнаружилось с самого начала и ярче всего выразилось в бесчисленных ходатайствах общественных организаций и групп обывателей. Эти ходатайства и постановления исходили от губернаторов и уездных земских собраний, городских дум, биржевых комитетов, торгово-промышленных обществ, волостных и сельских сходов, кооперативов, рабочих организаций, ученых обществ, университетов, обществ трезвости и антиалкогольных организаций, присяжных заседателей сессий окружных судов, епархиальных съездов духовенства, отдельных групп обывателей и т.д.

Артефакт

Предлагаем вам решить несколько заданий из "Сборника задачъ противоалкогольного содержанiя". Это "пособiе при преподаванiи въ низшихъ школахъ всехъ ведомствъ" было издано кружком деятелей по борьбе со школьным алкоголизмом в 1914 году.

Сложениie

Каждый годъ у насъ замерзаетъ (среднимъ числомъ) 1230 человекъ, а умирает отъ опоя водкой на 3448 чел. больше. Сколько человекъ каждый годъ умирает отъ опоя?

***

Наше Отечество истратило въ 1910 г. на свою защиту отъ непрiятеля 598 миллiонов рублей, на внутреннiй порядокъ – 160 миллiонов, на помощь земледелiю – 86 миллiонов, на народное образованiе – 80 миллiонов. А пропито населенiем въ томъ же году на 78 миллiоновъ рублей больше всей суммы перечисленныхъ расходовъ. Сколько пропито?

Вычитанiе

Изъ 2229 алкоголиковъ, лечившихся въ Петербурге отъ пьянства, только 597 стали пить водку подъ влiянiем горя, семейных непрiятностей и душевных потрясенiй, а все остальные были соблазнены на пьянство своими товарищами. Сколькихъ соблазнили товарищи?

***

Въ 1910 г. продано водки 89.500.000 ведеръ, в 1911 г. 91.600.000.000 вед., въ 1912 г. 96.500.00 вед. На сколько ведеръ увеличивалось потребленiе водки каждый годъ?

Деленiе

Каждый житель Россiи пропивает на кругъ въ теченiе года на одной водке 5 руб. 4 коп. Сколько бутылокъ выпивается въ год однимъ человекомъ, если каждая бутылка стоит 42 коп.?

Чувствую что-то нехорошее в воздухе, и чего это меня потянуло на эту тему? К тому же я лично не считаю сухой закон панацеей – и как любой запрет, сухой закон раздражает меня до невозможности. Боюсь, как бы сон не был в руку!

Категория: XVIII в. - 1917. Империя | Добавил: Админ (14 Мар 2011)
Просмотров: 631
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Полезные ссылки

Кладовая веков



Православные празд
Православные праздники
Мы в каталогах

Рейтинг Славянских Сайтов

Облако тегов
Статистика






Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс цитирования
Посетители
free counters
Ratings



Copyright MyCorp © 2017