А. С. Пушкин. Дуэли в жизни поэта - Славные дети Отечества - Каталог статей - КОЛОВРАТ
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Вход
Поиск
Loading
Новые статьи
[01 Фев 2012]
Ледовое побоище 
[01 Фев 2012]
Против кого сражался Дмитрий Донской? 
[01 Дек 2011]
Михайло Ломоносов 
[01 Дек 2011]
Пророчества князя Одоевского 
[01 Дек 2011]
Русские города начинались с храмов 
[05 Ноя 2011]
«Что нашим врагам нравится, то нам вредно» 
[04 Ноя 2011]
Ударили по одной щеке – подставь другую? 
[02 Ноя 2011]
Как жил русский рабочий до революции? 
[01 Ноя 2011]
«Ксенофобских взглядов придерживается половина населения России» 
[01 Ноя 2011]
31 октября 1961 года, в обстановке строжайшей секретности... 
[31 Окт 2011]
50 лет назад СССР испытал самую мощную водородную бомбу в истории 
[25 Окт 2011]
Борис Соколов: Насколько гражданской была гражданская война в России? 
[25 Окт 2011]
Основные русофобские мифы рождённые на Западе ещё в годы царской России 
[23 Окт 2011]
Иван Охлобыстин: О праве Кольта 
[23 Окт 2011]
Русские поговорки про жидов и попов и многое другое 
[21 Окт 2011]
Рогозин: Мы должны перестать быть толерастами. 
[19 Окт 2011]
Отдать должное русским 
[18 Окт 2011]
Как Кремль исчез на четыре года 
[17 Окт 2011]
Русский национализм 
[17 Окт 2011]
Цены и жалования в России в начале XX века 
[17 Окт 2011]
Неулыбчивые русские не начинают войн. Неулыбчивые русские войны заканчивают. 
[13 Окт 2011]
История русов согласно Ведам 
[11 Окт 2011]
О том как Сталин «замалчивал» подвиг защитников Брестской крепости. 
[08 Окт 2011]
Как наши предки клады искали? Старинные поверья 
[06 Окт 2011]
История балалайки 
Главная » Статьи » Славные дети Отечества

А. С. Пушкин. Дуэли в жизни поэта
А. С. Пушкин родился в Москве в 1799 году. Его отец, Сергей Львович, — майор в отставке. Он происходил из старинного дворянского рода. Предком Пушкина был Гаврило Олексич, соратник Александра Невского, мать Пушкина, Надежда Осиповна, была внучкой «арапа Петра Великого» А. П. Ганнибала, уроженца Эфиопии (По другим сведениям - Камеруна?)

Но перед тем как перейти с самой теме Пушкина-дуэлянта, требуется небольшой экскурс в историю дуэлей в России.


Классическая дуэль.

 

Речь пойдет не о боях гладиаторов в Древнем Риме, не о средневековых рыцарских турнирах, не о кулачных боях на Руси, а именно о дуэли. Русский военный писатель П. А. Швейковский дал определение классической дуэли: «Поединок есть условленный бой между двумя лицами смертоносным оружием для удовлетворения поруганной чести, с соблюдением известных установленных обычаем условий относительно места, времени, оружия и вообще обстановки выполнения боя». Само слово «дуэль» подразумевает двух ее участников: оскорбленный желает сатисфакции (удовлетворения поруганной чести) от своего обидчика. Можем ли мы считать классическую дуэль, честный поединок по правилам, за соблюдение которых строго отвечают своей честью и достоинством не только дуэлянты, но и их секунданты, дуэль, в которой соперники, находящиеся в равных условиях, полагаются только на мастерство владения оружием, хладнокровие, храбрость и удачу, можем ли мы считать таковую дуэль узаконенным убийством, а убившего своего соперника победителя дуэли — убийцей?! Все не так просто. Мы ведь не называем дракой поединок двух тренированных боксеров на ринге, ведущийся по правилам, за соблюдение которых отвечает рефери (судья). Да и боксеров мы не называем хулиганами, а победившего нокаутом — садистом. Конечно, были и дуэли-убийства, когда на спровоцированный поединок против плохо владеющего оружием противника выходил к барьеру профессиональный дуэлянт-убийца. И нарушения кодекса дуэли приводили именно к убийству.

 

Поэтому еще в XVI веке во Франции, где на дуэлях погибали сотни гордых дворян, дуэли были запрещены. В России Петр I издал жестокие законы против дуэлей, предусматривающие наказание вплоть до смертной казни. Однако на практике эти законы не применялись, так как почти до конца XVIII века в России дуэли были редчайшим явлением, а во Франции, хотя кардинал Ришелье и запретил дуэли под страхом смерти, они продолжались (вспомните «Трех мушкетеров» А. Дюма). В эпоху Екатерины II в России дуэли среди дворянской молодежи начинают распространяться. Однако  Д. И. Фонвизин вспоминал, что отец его поучал: «Мы живем под законами, и стыдно, имея таковых священных защитников, каковы законы, разбираться самим на кулаках или на шпагах, ибо шпаги и кулаки суть одно, и вызов на дуэль есть не что иное, как действие буйной молодости».

 

Но дворянская молодежь не допускала вмешательства государства в дела чести, считая, что обида должна быть смыта кровью, а отказ от поединка — несмываемый позор. Позднее генерал Л. Корнилов так сформулировал свое кредо: «Душа — Богу, сердце — женщине, долг — Отечеству, честь — никому». В 1787 году Екатерина II издала «Манифест о поединках», в котором за бескровную дуэль обидчику грозила пожизненная ссылка в Сибирь, а раны и убийство на дуэли приравнивались к уголовным преступлениям. Николай I вообще относился к дуэлям с отвращением. Но никакие законы не помогали! Более того, дуэли в России отличались исключительной жестокостью условий: дистанция между барьерами обычно составляла 10-15 шагов (примерно 7-10 метров), были даже дуэли без секундантов и врачей, один на один. Так что зачастую поединки заканчивались трагически.

 

Именно в период правления Николая I произошли самые громкие, знаменитые дуэли с участием Рылеева, Грибоедова, Пушкина, Лермонтова. Несмотря на суровые законы об ответственности за дуэль, и при Николае I дуэлянтов обычно переводили в действующую армию на Кавказ, а в случае смертельного исхода — разжаловали из офицеров в рядовые.

 

А в 1894 году Александр III официально разрешил поединки офицеров по личным обидам, не касавшимся службы. Первый дуэльный кодекс был опубликован во Франции графом де Шатовильяром в 1836 году. Обычно опоздание к месту дуэли не должно было превышать 15 минут, дуэль начиналась через 10 минут после прибытия всех участников. Распорядитель, избранный из двух секундантов, предлагал дуэлянтам в последний раз помириться. В случае их отказа он излагал им условия поединка, секунданты обозначали барьеры и в присутствии противников заряжали пистолеты. Секунданты вставали параллельно линии боя, врачи — позади них. Все действия противники совершали по команде распорядителя. По окончании боя противники подавали друг другу руки.

 

Кстати, выстрел в воздух допускался только в случае, если стрелял вызванный на дуэль, а не тот, кто послал ему картель (вызов), иначе дуэль считалась недействительной, фарсом, поскольку при этом ни один из противников не подверг себя опасности. Было несколько вариантов дуэли на пистолетах. Противники могли, оставаясь на дистанции неподвижными, поочередно стрелять по команде или, например, обычно по команде шли к барьерам, по команде же первый на ходу стрелял и ждал ответного выстрела, стоя на месте (если барьеры отстояли друг от друга на 15-20 шагов, то стрелять на ходу можно было, двигаясь навстречу противнику, без команды). Упавший раненый соперник мог стрелять лежа. Переступать барьеры запрещалось. Наиболее опасным был вариант дуэли, когда противники, стоя неподвижно на расстоянии 25-35 шагов, стреляли друг в друга одновременно по команде на счет «раз-два-три». В этом случае могли погибнуть оба соперника. Что же касается дуэли на холодном оружии, то здесь секундантам было труднее всего регулировать ход поединка в силу его подвижности и возбуждения противников; кроме того, в поединках на холодном оружии (шпага, сабля, эспадрон) всегда сильнее сказывалось неравенство дерущихся в таком сложном искусстве, как фехтование. Поэтому широко распространены были дуэли именно на пистолетах, как более уравнивающие возможности и шансы дуэлянтов. А вот мушкетеры во Франции, как мы знаем, предпочитали дуэль на шпагах!

 

Между прочим, молодой Л. Толстой вызывал на дуэль И. Тургенева, но она, к счастью, не состоялась. А революционер-анархист М. Бакунин вызвал на поединок самого К. Маркса, когда тот пренебрежительно высказался в адрес русской армии. Интересно, что, хотя Бакунин, как анархист, и был противником всякой регулярной армии, он вступился за честь русского мундира, который в молодости носил, будучи артиллерийским прапорщиком. Однако Маркс, в юности не раз дравшийся на шпагах со студентами Боннского университета и гордившийся шрамами на своем лице, вызова Бакунина не принял, так как его жизнь теперь принадлежала пролетариату! И последний пример: перед революцией поэт Н. Гумилев вызвал на дуэль поэта М. Волошина, оскорбившись на его розыгрыш. Волошин выстрелил в воздух, а Гумилев промахнулся. Вообще же в начале XX века (до 1917 года) в России произошли сотни офицерских дуэлей, и почти все на пистолетах, но гибелью или тяжелым ранением дуэлянтов закончились всего 10-11 процентов поединков.


Пушкин-дуэлянт.

Мать Пушкина умерла в апреле 1836 года (Пушкина почти через год похоронили рядом с ней в Святогорском монастыре), отец намного пережил своего сына. Пушкин становится самостоятельным человеком уже во время пребывания в Царскосельском лицее. Характер у него был непростой. Стремление к независимости, обостренное чувство собственного достоинства, юношеская запальчивость, жажда военных подвигов и острых ощущений рано привели Пушкина к дуэлям. Пушкин выходил на поединок многократно, несколько наметившихся дуэлей не состоялось по разным причинам, часто из-за вмешательства друзей поэта. Он хорошо фехтовал и был отличным стрелком, постоянно совершенствуя свое мастерство владения оружием.

Об этих дуэлях написано достаточно статей и исследований, поэтому я приведу только малоизвестные факты. Храбрость Пушкина под пулями неприятеля известна нам по его поведению в армии, с которой он шел к Арзруму летом 1829 года. А его вспыльчивость, импульсивность исчезали, когда он являлся на дуэль, становясь невозмутимым и хладнокровным. Декабрист Басаргин написал о молодом Пушкине: «Знаком я с ним не был, но в обществе раза три встречал. Как человек он мне не понравился. Какое-то бретерство… и желание осмеять, уколоть других. Тогда же многие из знавших его говорили, что рано или поздно, а умереть ему на дуэли. В Кишиневе он имел несколько поединков, но они счастливо ему сходили с рук». Приведу один случай из первых дуэльных историй Пушкина. У Пушкина был двоюродный дядя Семен Исаакович Ганнибал. На вечеринке летом 1817 года Пушкин приревновал девицу Лошакову к дяде и потребовал объяснений. Правда, вскоре они помирились и разошлись полюбовно. Дядя был не только участником заграничных походов 1814 года, но и большим ловеласом. Причем он был так назойлив в ухаживаниях за светскими красавицами, что те от него спасались бегством. А возмущенная воздыханиями и приставаниями дяди сестра Пушкина Ольга даже приказала слугам не пускать его в ее дом.

Очень опасными были дуэли Пушкина в 1821 году с офицером Зубовым и в 1822 году с полковником Старовым. В это время Пушкин не только использовал любой подходящий повод для создания дуэльной ситуации, но и сам провоцировал поединки. Особо опасной могла для него стать дуэль с Толстым — Американцем, который распустил слухи о том, что Пушкина якобы высекли в Тайной канцелярии. Толстой был знаменитым дуэлянтом, бретером-убийцей, на совести которого было несколько человек, погибших от его руки на поединках. К счастью, дуэль Пушкина с этим прекрасным стрелком была отложена ссылкой поэта в Михайловское, а когда через 5 лет в 1826 году Пушкина доставили в Москву и он в тот же день отправил Толстому картель (вызов), то по желанию Толстого они помирились. К чести Пушкина надо сказать, что если он убеждался в нежелании обидчика задеть его честь и достоинство, то сам шел на примирение.

С годами он стал, конечно, мудрее и даже степеннее. Пушкин в августе 1836 года подал в цензуру статью «Александр Радищев», в которой писал: «Смиренный опытностию и годами, он даже переменил образ мыслей, ознаменовавший его бурную и кичливую молодость. Он не питал в сердце своем никакой злобы к прошедшему и примирился искренне со славной памятью великой царицы». А ведь Пушкин писал, по сути, о себе.

Но тут возникает вопрос: в чем же все-таки главная причина стремления Пушкина к поединкам в молодые годы? Все дело в двойственности его положения в обществе: он — первый поэт России и в то же время мелкий чиновник и бедный дворянин. Когда к Пушкину относились пренебрежительно как к коллежскому секретарю, он воспринимал это как покушение на его честь и достоинство не только как дворянина, но и как поэта-свободолюбца. Конечно, в зрелые годы он не был таким бесшабашным забиякой, но положение камер-юнкера его бесило. Кстати, вспомните поведение нищего, но гордого гасконского задиры-дворянина д’Артаньяна в начале «Трех мушкетеров» А. Дюма.

Пушкин был дуэлянтом высокого класса и обычно не стремился стрелять первым. Дело в том, что у сохранившего выстрел соперника было право подозвать выстрелившего к барьеру и расстрелять его на минимальном расстоянии как неподвижную мишень. Для того чтобы сдержаться и не выстрелить первым, требовалось железное хладнокровие. В последние годы жизни Пушкина наметились дуэльные ситуации с несколькими, как ему в его положении казалось, недоброжелателями. И у него оставался один выход для спасения не только своей чести, но и чести своего творчества — поединок.

О причинах дуэли Пушкина с Дантесом.

Об этом написаны сотни статей и десятки книг, поэтому я ограничусь только некоторыми уточнениями и дополнениями. Барон Жорж-Шарль Дантес (правильнее д’Антес) родился в 1812 году. Он ровесник жены Пушкина Натальи. Дантес принадлежал к небогатой дворянской семье. По происхождению он больше немец, чем француз. Его мать графиня М. Гацфельд и бабушка по отцу баронесса Р. фон Вейль были немками. Сам Дантес был высоким атлетом, блондином с голубыми глазами. Тем не менее он считался французом.

Дантес отправился с весомыми рекомендациями искать счастья в Россию в 1833 году. По пути в Россию встретился совершенно случайно с голландским посланником бароном Геккерном и так ему понравился, что прибыл в Петербург уже в качестве протеже этого дипломата. Более того, в начале 1836 года посланник с согласия отца Дантеса(?!) усыновил Жоржа, и он стал бароном Геккерном. В 1937 году было установлено, что такое усыновление невозможно, и Дантес лишь получил голландское дворянство. В России Дантес был произведен в корнеты и зачислен в Кавалергардский полк. Красота, общительность, веселый нрав и остроумие сделали его любимцем придворных дам и товарищей по полку, хотя служакой он оказался неважным. Ему удавалось скрывать свою расчетливость, самоуверенность, безнравственность и даже наглость. Пушкин долго относился к нему как к одному из обычных многочисленных поклонников его жены, то есть не враждебно. Наталья Николаевна и барон Жорж познакомились в конце 1834 года. Натали не была совсем ветреной красавицей. Она хорошо играла в шахматы и могла часами решать сложные композиции. Безусловно, у нее не было пылкой любви к Пушкину, своему мужу, из-за большой разницы в возрасте и его некрасивой внешности. Конечно, как провинциалке, ей понравилось внимание к ее личности высшего общества столицы и самого Николая  I.

Не подлежит сомнению, что у нее с Дантесом было взаимное влечение. Не так давно опубликованные письма Дантеса к Геккерну, путешествовавшему по Европе, свидетельствуют о его глубоком чувстве к Натали. В письме от 6 марта 1836 года Дантес пишет: «…Она ведь никого не любила более меня, и в последнее время было достаточно случаев, когда она могла все мне отдать, — и что же, мой дорогой друг? Никогда, ничего. Никогда в жизни». Дантес пишет о великом уважении, которое внушала ему Натали. В то же время вряд ли он стал бы провоцировать Пушкина на дуэль демонстративными ухаживаниями за его женой, если бы она легкомысленно не отвечала ему взаимным чувством. Пушкин сам выпускал жену в светское общество, а она, не задумываясь о последствиях, восторженно рассказывала ему об ухаживаниях Дантеса. Конечно, многого мы не знаем о тайных пружинах заговора против Пушкина и, возможно, не узнаем никогда.

Врагов у него было достаточно. Причин для дуэли, кстати, не обязательно с Дантесом, было много. Дальнейшая жизнь Пушкина становилась невыносимой. Он был унижен при дворе положением камер-юнкера, у него начались проблемы не только с публикацией своих произведений, но и с их продажей. А его образ жизни и большая семья требовали немалых расходов. Старых друзей у Пушкина осталось мало. Он не находил выхода из своего положения, и, наконец, ревность и унижение чести его жены и собственного достоинства в свете нашли свой выход в поединке с Дантесом, который для него олицетворял всю придворную знать — его врагов. Анонимный диплом-пасквиль, полученный Пушкиным и некоторыми его друзьями по почте 4 ноября 1836 года, об избрании Пушкина коадъютором (заместителем) великого магистра ордена рогоносцев (обманутых мужей) переполнил чашу его терпения.

Это был прямой намек на связь Натали если не с царем, то с Дантесом. Не думаю, что этот диплом дело рук Геккернов, но Пушкин не стал искать автора его, а тут же послал Дантесу вызов на дуэль. Геккерн со слезами на глазах упросил Пушкина отсрочить дуэль. Считаю этот факт свидетельством того, что Дантес не стремился к дуэли, тем более со смертельными условиями, хотя и был отличным стрелком и не был трусом. Сложные переговоры посредников, в том числе В. Жуковского, предотвратили поединок, тем более что Дантес неожиданно заявил о своей женитьбе на сестре Натали Екатерине Николаевне. Между прочим, секундант Дантеса виконт д’Аршиак искренне стремился не допустить этой дуэли. Свадьба Дантеса с Екатериной состоялась 10 января 1837 года, и Пушкин с Дантесом стали свояками. Однако после свадьбы наглые ухаживания Дантеса за женой Пушкина возобновились, и взбешенный поэт отправил посланнику 25 января письмо с грубыми и резкими оскорблениями. Поединок стал неизбежным, и 26 января атташе французского посольства виконт Огюст д’Аршиак передал поэту вызов Дантеса.

Дуэль Пушкина с Дантесом.

Обстоятельства дуэли широко известны, и я только коротко упомяну о них, дополнив малоизвестными подробностями. Дуэль состоялась 27 января 1837 года на Черной речке около 5 часов дня. 26 января на балу у графини Разумовской Пушкин предложил советнику английского посольства Магенису, которого знал как порядочного человека, стать его секундантом, но тот отказался. 27 января после полудня Пушкин случайно встретил на улице К. Данзаса, своего лицейского товарища, и тот согласился стать его секундантом.

Составленные условия дуэли при барьерах в 10 шагов (7 м) были почти смертельными. Сам Пушкин жаждал убить Дантеса, и тот понимал, что ему необходимо убить Пушкина, иначе дуэль могла быть возобновлена. Оба были отменными стрелками. Пули из дуэльных пистолетов Лепажа диаметром 12 мм наносили опасные для жизни раны. Все было по правилам. Секундантом Дантеса был виконт д’Аршиак. В глубоком снегу утоптали дорожки для поединка, шинелями секундантов обозначили барьеры. Подполковник Данзас махнул шляпой, и Пушкин, быстро подойдя к барьеру, прицелился, чтобы выстрелить наверняка. Но Дантес выстрелил раньше, не дойдя шага до барьера. Пушкин упал на шинель Данзаса, смертельно раненный в правую половину живота. Он нашел в себе силы, чтобы лежа прицелиться и выстрелить. Дантес стоял правым боком, согнув правую руку в локте, закрывая грудь и разряженным пистолетом — голову. Это его и спасло. Пуля пробила правое предплечье и сплющилась (отрикошетила?) о пуговицу мундира. Дантес упал, Пушкин крикнул: «Браво!» — но Дантес быстро поднялся: ранение было не опасным.

У Пушкина развилось сильное кровотечение, а врача не было, и нечем было наложить повязку на рану. По оценке М. Ундермана, Пушкин потерял 2 литра крови. На санях его довезли до Комендантской дачи, где Дантес предложил Данзасу для перевозки раненого карету, которую ему прислал Геккерн. Красивый жест! Если бы Пушкин знал, чья это карета, он, конечно бы, отказался, но Данзас сказал, что это он нанял карету. Пушкина доставили домой. Все время до самой смерти он был в сознании. Пуля пробила кишечник поэта в нескольких местах и, раздробив часть крестцовой кости, застряла поблизости от нее. Пушкин держался мужественно, но был момент, когда он, не выдержав мучительной боли, хотел застрелиться. Данзас успел отобрать у него пистолет, уже спрятанный под одеялом, сказав: «Не нужно, Сверчок» (лицейское прозвище Пушкина).

Царь поступил порядочно, прислав записку с прощением поэта, а главное, с обещанием позаботиться о его жене и детях. Страдая, Пушкин торопил смерть. Лучшие врачи лечили его правильно, но положение поэта было безнадежным. У него развился перитонит, и спустя 46 часов после ранения Пушкин скончался в 2 часа 45 минут дня 29 января 1837 года. Данзаса арестовали, не дав ему возможности проводить тело друга в Святогорский монастырь для захоронения рядом с матерью.

Можно ли было спасти Пушкина в наше время? Такая возможность анализировалась. При соблюдении всех медицинских условий, проведя операцию и применяя новейшие методы, медицинские аппараты, антибиотики, Пушкина МОЖНО было бы СЕГОДНЯ спасти. Но даже при этом шансы на благополучный исход не превысили бы 50-60 процентов. Кстати, писатель Андрей Соболь, тяжело переживая гибель своего друга Сергея Есенина, 7 июня 1926 года выстрелом из нагана у памятника Пушкину в Москве умышленно нанес себе рану, подобную ране Пушкина, выстрелив в живот справа. Через двадцать минут его уже оперировали, и, хотя рана была нанесена конической пулей, а не круглой, которая производит более тяжелые повреждения, Соболь умер всего через три часа после операции. А у Пушкина в 1837 году шансов выжить при тогдашнем уровне медицины не было совсем. Добавлю, что раненый Пушкин сказал: «Когда поправимся, начнем сначала». А ведь за одно и то же оскорбление могла быть только одна дуэль.

Версии дуэли Пушкина с Дантесом.

В 1959 году в СССР и в 1963 году во Франции (!) появились наделавшие много шума статьи, в которых утверждалось, что дуэль Пушкина с Дантесом фактически была заранее обдуманным убийством великого поэта. В статьях говорится о том, что Дантес был способен на подлость и прямое преступление, поэтому он и вел себя нагло и бесцеремонно во время недель, предшествовавших поединку 27 января 1837 года. В статьях прямо говорится о наличии у Дантеса во время дуэли с Пушкиным защитного приспособления: либо кольчуги, надетой под кавалергардским сюртуком, либо панциря (пуленепробиваемого жилета), а также — якобы у Дантеса пистолет имел нарезной ствол, усиливавший убойную силу пули. Авторы статей сомневаются в том, что жизнь Дантесу спасла пуговица, от которой отскочила пуля, пробившая перед этим его предплечье, забывая о том, что Пушкин стрелял лежа, под острым углом, и пуля должна была отрикошетить от металлической пуговицы, потеряв часть убойной силы, когда она (пуля) пробила предплечье Дантеса.

Эти якобы «сенсационные» факты легко опровергаются. Даже если бы Дантес надел «музейную» кольчугу, то он рисковал бы вместе с пулей Пушкина получить еще и ранения осколками разбитых колец. Что касается панциря, то достаточно легкого и в то же время прочного материала, из которого изготавливаются сегодняшние бронежилеты, в то время не было и в помине. А дуэльные пистолеты были гладкоствольными и заряжались шаровидными пулями, негодными для стрельбы из нарезного оружия. Друг Пушкина Данзас и д’Аршиак проверили пистолеты и строго соблюдали условия дуэли, обеспечивая их исполнение своей честью. Можно привести еще массу опровержений «сенсационным» фактам. Пушкинисты версию о дуэли-убийстве совсем не принимают во внимание. Поединок проходил в точном соответствии с условиями, подписанными секундантами, да и Дантес не был трусом. Правда выше всего, и память о Пушкине не нуждается во лжи.

(с) Ю. П. "Загадки Истории"

Категория: Славные дети Отечества | Добавил: Админ (17 Май 2009)
Просмотров: 552
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Полезные ссылки

Кладовая веков



Православные празд
Православные праздники
Мы в каталогах

Рейтинг Славянских Сайтов

Облако тегов
Статистика






Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс цитирования
Посетители
free counters
Ratings



Copyright MyCorp © 2017